Ликвидация история

Интересные факты о сериале «Ликвидация» (11 фото)

Во время войны работал в эвакуации — был замом главы республиканской милиции сначала в Фергане, потом в Ташкенте. Затем был откомандирован в СМЕРШ, где пришлось столкнуться с совершенно иными нарушителями и уже не только правопорядка, но и государственной безопасности. После войны стал замначальника уголовного розыска города Одессы, с этого поста в 1963 году ушёл на пенсию. Был грозой криминального мира и знаменитостью города, отличался независимым характером, честно держал слово, данное хоть вышестоящим чинам, хоть осведомителям-уголовникам.

В основу сюжета легли некоторые исторические события. После окончания Великой Отечественной войны прославленный и влиятельный маршал Жуков попал в опалу у Сталина и был сослан в Одессу. Некогда благополучный и богатый город был наводнён преступниками всех мастей с оружием всех видов. Выход в город в темное время суток считался почти самоубийством… Жукову было поручено навести порядок, и маршал очень жёстко взялся за дело.

Операция контрразведки под названием «Маскарад» стала легендой. Ночами хорошо одетые оперативники и нарядные дамы выходили «ловить на живца», и как только к ним подходили криминальные типы и даже просто припозднившиеся граждане — открывался огонь на поражение. Трупы с улиц принципиально не убирали до утра. Вскоре преступность резко пошла на убыль…

Актёра на роль Гоцмана выбирали долго. В сценарии был прописан лысый огромный, но при этом очень обаятельный мужик. Актёра подобного типажа режиссёр Сергей Урсуляк искал до тех пор, пока продюсеры не стали намекать, что неплохо было бы попробовать Владимира Машкова. Режиссёр сомневался, что живущий в то время в Лос-Анджелесе Машков поедет в Одессу играть начальника УГРО, но актёр с радостью согласился сразу же после прочтения сценария. Ради Гоцмана он похудел, подстригся под «полубокс» и прожил в Одессе целый год, щелкая семечки и общаясь с одесской милицией и представителями уголовного мира.

На роль Фимы был приглашен Андрей Краско. Актёр прилетел на съёмки, хотя неважно себя чувствовал. К жаре он адаптировался тяжело и его эпизоды решили снимать вечером, когда станет прохладнее. Днем они с женой поехали за город, там актёру стало плохо с средцем, и он потерял сознание. «Скорая» доставила Андрея Краско в районную больницу, где он вскоре умер. Актёр успел сняться всего в нескольких эпизодах… Режиссёр позвонил Сергею Маковецкому, объяснил ситуацию — тот бросил все и примчался в Одессу. Фиму зрители увидели уже в его исполнении.

Перед началом съемок все прошли серьезную подготовку. Автор сценария ездил в Одессу собирать фольклор, был приглашен историк, который помогал восстановить приметы времени: выбирал локации, предметы быта и одежду, соответствующие послевоенной эпохе. Актёров специально учили одесскому говору, водили в музей уголовного розыска. На площадку в качестве консультанта приезжал одесский актёр Леонид Заславский, который вместе со сценаристом дописывал разные меткие и смешные фразочки. Часть выражений типа «Кудой? — Тудой!» были импровизацией актёров.

Очень долго искали актрису на роль тёти Песи. Задумывался колоритный одесский персонаж, отвечавший за юмористическую линию, однако Песя не должна была стать карикатурой. Ни у одной актрисы не получался сочный образ, и отчаявшийся режиссёр даже думал переделать «тетю» в «дядю» и отдать эту роль Сергею Маковецкому, еще до того, как он начал играть Фиму. Кто-то из съёмочной команды предложил попробовать Светлану Крючкову, режиссёр долго сомневался, но в результате она моментально согласилась и многое привнесла в образ от себя лично.

Мишку Карася сыграл юный актёр Николай Спиридонов. Режиссёр не любил работать с детьми, поэтому мысль о кастинге на роль беспризорника наводила на него тоску. Он начал вспоминать детей-актёров, которые могли бы сыграть Карася, и вспомнил про мальчика, недавно снявшегося в фильме «Итальянец». Сам фильм получил Гран-при детского конкурса Берлинского кинофестиваля, а мальчик стал настоящим открытием. Режиссёр вспоминает, что со Спиридоновым было очень приятно работать, он оказался не только одарённым актёром, но и интересным человеком.

Впервые сериал был показан по телевидению 21 октября 2007 года, и первые две серии посмотрело рекордное количество человек. «Ликвидация» не только получила почти все главные отечественные кино- и телепризы, но и завоевала сердца зрителей — ни один российский сериал пока не смог повторить этот успех. Несколько лет назад продюсеры решили снять продолжение «Ликвидации» — Сергей Урсуляк отказался от режиссёрского кресла, но зато Владимир Машков согласился сыграть Гоцмана ещё раз. Начало съемок было запланировано на осень 2017 года.

Поговорим за ликвидацию. «Ликвидация», режиссер Сергей Урсуляк

Авторы идеи Зоя Кудря, Александр Кореньков

Автор сценария Алексей Поярков

Режиссер Сергей Урсуляк

Оператор Михаил Суслов

Художник Владимир Банных

В ролях: Владимир Машков, Михаил Пореченков, Сергей Маковецкий, Александр Сирин, Борис Каморзин, Владимир Меньшов, Константин Лавроненко, Федор Добронравов, Виктор Супрун, Александр Голубев, Максим Дрозд, Светлана Крючкова, Ксения Раппопорт, Лика Нифонтова, Полина Агуреева

Студия «Дед Мороз» по заказу «Централ Партнершип»

В декабре минувшего года наши федеральные телеканалы стремительно приближались к промежуточному финишу, коим всегда является Новый год. Обыкновенно именно рейтинги телеэфира в ночь с 31 декабря на 1 января позволяют определить, какой из каналов на данном сезонном отрезке со щитом, какой на щите.

В 2007-м это стало понятно задолго до финиша. Триумф Первого канала был предопределен так же, как была предрешена победа «ЕР» на последних думских выборах. Его отрыв от конкурентов оказался столь же впечатляющим, как и преимущество «ЕР» над ее политическими соперниками.

Другое дело, что превосходство Первого было обеспечено не административным ресурсом. И не личным рейтингом Владимира Путина. Тут ключ к успеху лежал прежде всего в выборе руководством канала программной стратегии, которая, собственно, давно уже выбрана. Она состоит в наращивании развлекательной мускулатуры.

Впрочем, и весь-то предыдущий сезон прошел под знаком ее накачивания. А в этом так вообще не было удержу в самом его начале: одновременно стартовали новые выпуски таких многобюджетных и долгоиграющих проектов, как «Минута славы», «Фабрика звезд» и «Ледниковый период». Едва они финишировали, как с низкого старта рвануло продолжение еще одного мегапроекта — «Две звезды» с Пугачевой и Галкиным в качестве ведущих.

Все это, однако, победы, одержанные Первым на уикендовской поляне. И в них нет ничего неожиданного.

Отдельная история — «Преступление и наказание» с когортой известных артистов: Елена Яковлева, Юрий Кузнецов, Андрей Панин, Александр Балуев, Сергей Бехтерев. Экранизация аккуратная, почтительная по отношению к классику, но без того нерва, без которого Достоевский не Достоевский. Каналу она не принесла зрительского рейтинга, но зато поработала на его репутационный имидж, который в последние годы оказался сильно подмочен в связи с неудачами на сериальном фронте.

НТВ на этом направлении крыть было нечем, кроме как разве несколькими рядовыми криминальными сериалами уровня «Улицы разбитых фонарей». «Россия» же для начала наступила на те же грабли, что и Первый год назад. Тогда «граблями» оказался «Тихий Дон» — сериал о гражданской войне в экспортном обрамлении. Нынче — «Война и мир», исключительно импортный продукт.

У «России» оставался последняя неубиенная карта — четырнадцатисерийное повествование Сергея Урсуляка «Ликвидация». Этот сильный козырь придерживали до последнего момента. «Ликвидация» пережидала «Капкан», затем — «Диверсанта» и стартовала в самый неожиданный момент для конкурентов — воскресным вечером 2 декабря в 21.00 по Москве, когда «ЕР» стала осмыслять свою победу и объяснять поражение своих соперников по выборам.

«Ликвидация» в тот вечер фактически, что называется, «убрала» конкурирующие в эфире «фирмы» — доля была за 40 процентов, а рейтинг — под 20. Давид Гоцман назвал бы эти цифры «картиной в масле».

Улицы, правда, не пустели во время его демонстрации, как это бывало, когда в эфире шли «Семнадцать мгновений весны». Но было перекрыто достижение постсоветского ТВ — рейтинговая планка «Мастера и Маргариты».

Что же касается популярности Штирлица, то она свалилась на наши головы совсем в иное время. Тогда и выхода-то у нас другого не было, как привязаться всей душой, всем сердцем, всей страной к советскому полковнику Исаеву в фашистском мундире — будущему герою анекдотической штирлициады. Тогда мы жили в пенале с тремя или четырьмя каналами-окошками, из которых было видать в любое время суток одно и то же. Тогда мы еще не знали, что проживаем в таком ящике, который называется ящиком Пандоры.

Теперь, чтобы собрать нас у телеэкрана в урочный день и в урочный час, нужны новые песни, новые сказки и новые мифы о главном.

«Ликвидация» — создание многосоставное в смысловом отношении и в какой-то степени эстетское.

Детективная интрига, связанная с раскрытием псевдонима Академик, — не стержень повествования, а всего лишь покров. Его хочется сдернуть, но не получается. Авторы умело его удерживают, предлагая зрителю гадать и попутно доискиваться глубинного смысла того, что происходит на экране. А это уже работа, труд, требующий хотя бы минимальных интеллектуальных усилий.

По ходу показа обнаружилось, что триумф не безусловен. Кто-то безоговорочно полюбил «картину маслом», кто-то — с оговорками, а у кого-то она вызвала приступ раздражения.

Сразу, пока не забыл, скажу о самой интересной корпорации недовольных зрителей — об антисемитах.

Вот им пришлось особенно непросто. Они же тоже зрители и в чем-то — вполне нормальные люди. И им должна быть интересна лихо закрученная занимательная история борьбы с бандитами в послевоенной Одессе. И им должен быть симпатичен главный герой, решительный, бесстрашный, дерзкий, справедливый до самозабвения и самоотречения и просто обаятельный мужчина. И вот какая обида — еврей. Это же для антисемита — трагедия. Это для него все равно как полюбить еврейку. Да еще жениться на ней. И каждый день ненавидеть, любя. А вдобавок ко всему Давид Гоцман умнее (так получилось по фильму) маршала Жукова, красы и гордости русской истории.

Самое же огорчительное для отечественных юдофобов то, чего они пока не понимают во всем объеме, но о чем, думаю, догадываются на подсознательном уровне, — одесский еврей Давид Маркович Гоцман отныне и навсегда стал национальным героем России. Притом мифологическим. В ряду комдива Чапаева, полковника Исаева и мента Глеба Жеглова. А с этой гвардией не поспоришь и не повоюешь.

Читайте так же:  Договор во внешнеэкономической деятельности и.С зыкин

Если с Гоцманом не получается поспорить, если его уже невозможно дискредитировать и втоптать в грязь, то можно попробовать его поставить под ружье сталинизма. Что, собственно, и попытался сделать самый изощренный и самый громокипящий юдофоб современной России господин Проханов, радостно возвестивший: «Появляются имперский герой и имперский художник».

Писатель тронулся на идее «пятой империи». Она ему везде мерещится. Померещилась и в сериале Сергея Урсуляка: «Сталин в фильме „Ликвидация“ смотрит из каждого кадра, и не только с портретов. Впервые за двадцать лет показана безупречная, отточенная в своей имперской красоте сталинская военно-государственная машина. Эстетика силы, геральдика служения, всепобеждающая мощь государства. То, что в „Семнадцати мгновениях весны“ было достоянием германского „орднунга“, в „Ликвидации“ стало образом советской системы».

Публицист так зашелся в сталинофилии, что выразился еще крепче: «Этот фильм с острейшим интересом и упоением смотрели сразу несколько поколений. Словно в дом вернулся родной человек, которого считали убитым. Вернулся дух СССР после „похоронки“ 91-го года».

«Дух СССР» на наши телеэкраны, действительно, вернулся, но не с «Ликвидацией», а с проектом Михаила Леонтьева «Большая игра», с риторикой товарищей Кургиняна, Веллера, тех же Проханова и Леонтьева.

Неприятие демократических ценностей настолько ослепило господина Гексогена, что он неспособен увидеть то, что реально происходит на экране. Там ведь как раз показано, что «безупречная, отточенная в своей имперской красоте сталинская военно-государственная машина» ничего не может сделать с уголовниками, несмотря на «виртуозный интеллектуализм» кастовых советских командиров.

В новейшей истории России и российского кино «Ликвидация», пожалуй, первый случай успешного художественного мифотворчества.

Кстати, именно потому, что перед нами кинематографическое создание, одетое в броню мифа, почти все нападки по части исторической недостоверности отскакивают от него, как горох от стенки.

Мы, порой отчаянно ревнуя художественных персонажей к историческим прототипам и художественные реалии — к историческому материалу, никак не можем согласиться с тем, что прошлое здесь не цель, а средство.

Это ведь, как экранизация классики. В иных случаях кинематографист решает чисто просветительскую задачу и тогда идет след в след за первоисточником. А в других — прибегает к литературному оригиналу как к своего рода оптическому прибору. В последнем случае в титрах, предваряющих фильм, возникает строчка «По мотивам. ».

«Ликвидация» — сериал «по мотивам» реальных событий, случившихся сразу после войны в освобожденной Одессе. Такой способ экранизации истории — довольно распространенная практика как в отечественном, так и в мировом кинематографе.

По отношению к «Неуловимым мстителям» ни у кого вопросов не возникало и не возникает на предмет их документальной основательности. Потому что там жанр сразу все поставил на место и зритель с первых кадров понял, что перед ним не быль, а небылица, то есть легенда.

В отношении к «Семнадцати мгновениям» все оказалось несколько сложнее. Авторы работали в пограничной зоне. Они балансировали на грани исторической фантастики. Потому у современников и были вопросы по части достоверности представленных на экране фактов. Создатели героической штирлициады не посмели громко сказать, что сотворили миф «по мотивам» некоторых обстоятельств Великой Отечественной войны; они предпочли ввести в сюжет хроникальные кадры победного наступления советских войск, чем еще больше, что называется, «подставились» под огонь критики со стороны «ревнителей».

Пресса не осталась равнодушной к «Ликвидации», но и не оказалась единодушной. Восторгов было превеликое множество. Они в основном адресовались Владимиру Машкову, сыгравшему главного героя. На долю других актеров досталось тоже немало комплиментов. Но и претензии, недоумения, обвинения по ходу показа сыпались на картину и ее авторов обильно и густо. Больше всего нареканий вызвала историческая сторона «картины маслом».

Всех замеченных несоответствий не перечислю. Но вот, например. Нам говорят: не было столько евреев в послевоенной Одессе. И не мог тогда еврей возглавлять милицию. Еще одна невероятность — маршал Жуков в исполнении Владимира Меньшова. Не таким он парнем был.

Могу себе представить, сколь много неточностей находили участники и свидетели Троянской войны в созданном мифе о ней. Кто-то негодовал по поводу Елены — мол, выдумка это. И то, что она была якобы прекрасной.

И деревянный конь — небылица. На что другой древний грек, видимо, клялся и божился, что он сам просидел в этой душной деревянной темнице несколько часов кряду, стараясь не кашлять и не чихать.

Но разве теперь нам не наплевать на то, имеют или не имеют под собой фактические основания перипетии Троянской войны? Пускай не имеют, но уж больно красивая история.

Так ли все происходило в поединке тщедушного Давида и могучего Голиафа, как это описано в известной легенде? Но ведь и это — красивая история.

Красивые истории, как и красивые формулы, почти всегда достоверны.

Ну не мог, продолжают настаивать знающие люди, ссучившийся щипач Фима прожить и дня. А он две серии не сходил с экрана. И казалось, что мог бы и еще погулять, столь убедительным он был в исполнении Сергея Маковецкого. По крайней мере, так желалось.

Так пожелалось еще сильней, когда голова мертвого Фимы стала болтаться в кузове поехавшей полуторки и Давид взял ее в ладони. И стало понятно, как они были дороги друг другу. Это один из самых щемящих в эмоциональном отношении кадров.

Как и тот, когда Гоцман в театре вместе со всей блатной Одессой слушает Утесова.

Ну не участвовал Леонид Осипович в операции по отлову одесских авторитетов. Ну не было этого. Не приезжал он в тот год в свой родной город.

И все это, как ни странно, не имеет ровно никакого значения для зрителя.

Нет правды исторических обстоятельств, а правда переживания вымышленных обстоятельств есть.

Маршал Жуков, по свидетельству одних очевидцев, без приключений приехал в Одессу на поезде. Авторы сериала не стали отпираться и признались, что они скандальное прибытие маршала в город на машине придумали для пущего драматизма. Тем временем нашлись другие свидетели, которые подтвердили, что именно все так и было, как показано в фильме.

Такова «волшебная сила искусства». Художественная достоверность воображаемого способна перебороть достоверность документированных фактов, против которых в обыденной жизни никак не возразишь. А художественная правда воплощенного образа, как правило, берет верх над реальным историческим лицом.

В сущности, работа в пограничной зоне чревата нечаянными осложнениями.

В последних четырех сериях «Ликвидации» детективная интрига натянулась, как тетива лука. На первый план вышел Академик — майор Кречетов со своим амбициозным планом свалить маршала Победы Жукова. А подполковник Гоцман в предпоследней серии ушел в тень. В сугубо конспиративных целях.

Внешняя цепь событий напряглась, а внутренний нерв сюжета всего сериала резко ослаб. Можно сказать, обесточился. Потому что ушла тема противостояния Гоцмана против Жукова.

Нет, разумеется, по логике приключенческого жанра все правильно. Ближе к финишу нужен был выход на персональное противоборство героя и злодея — так во всех блокбастерах делается. Потому и была придумана эта история с ловушкой для вражеского подполья: гарнизон покидает Одессу, которую попытались захватить катакомбные партизаны.

Вот этот мотив оказался чересчур вольным даже для такой исторической фантазии, как «Ликвидация». И именно в силу той причины, что ее авторы работали в пограничной зоне между мифом и былью. Но, может быть, со временем, когда все реалии Великой Отечественной войны обретут статус легендарных преданий, как это произошло с событиями Отечественной войны 1812 года, и этот мотив не покажется таким уж фантастическим.

Правда, не исключено, что к тому времени право и справедливость уже не будут находиться в столь напряженных отношениях, как это нам приходится видеть сегодня. В чем и заслуга создателей «Ликвидации». В послужном списке отечественного ТВ появился новый национальный киномиф о поединке Добра и Зла и явился новый национальный киногерой, неожиданный для современной России, — одесский еврей Давид Гоцман.

Каким был в действительности начальник одесского УГРО — не суть важно, коли есть Давид Гоцман. Особо наблюдательные критики разглядели его прототип в фильме Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Это Жеглов Высоцкого. Иные увидели и нечто большее: «Ликвидация» простонапросто — римейк говорухинского сериала.

За сходным чаще всего таится несходное. Если уж на то пошло, «Ликвидация» не повторяет «Место встречи. », а спорит с ним. У Говорухина заявлена тема противостояния Шарапова и Жеглова, то есть законности и справедливости, но она не решена. А здесь, у Сергея Урсуляка, она — лейтмотив, звучание которого нарастает по ходу повествования. И особо трагичен он в силу того, что живет и рвет душу в сердце одного героя — Гоцмана, который плоть от плоти блатной Одессы, который поднимается в своей правоте и над ней и над правдой маршала великой Победы.

Мы следим за ним от серии к серии, и в какой-то момент становится не важно, кто из героев хоронится за псевдонимом Академик и чем дело кончится.

Стало быть, сюжет организован таким образом: детективная интрига со всеми ее сложными поворотами, обманными ходами, неожиданными метаморфозами — не хребет сериала, а его оболочка, его покров, прошитый мелодраматическими отношениями главных героев с женщинами, с усыновленным мальчишкой.

Под этой оболочкой тяжело дышит, истерит, отчаивается и рвется к своему разрешению коллизия противостояния правды Гоцмана и правды Жеглова, которую в незамутненном виде представляет на экране маршал Жуков.

Гоцман: «Вор должен сидеть в тюрьме, но по суду». Жуков: «Преступник должен быть наказан полюбому — хоть по закону, хоть без суда и следствия».

У Говорухина мотив противостояния Шарапова и Жеглова — это мотив вспухающего спора между законом и справедивостью. Зритель радуется благополучному исходу и забывает прощальную реплику невинно арестованного интеллигента, предупредившего Шарапова, что Жеглов нехороший человек.

Читайте так же:  Приказ 18 от 20.01.2019 фмс

В том фильме Шарапов и Жеглов отловили преступника Горбатого, и тем дело кончилось.

В этом суть конфликта, как мне кажется, много глубже. Она в самом герое — в Давиде Гоцмане. И биться-то ему приходится не столько с загадочным Академиком, сколько с собой. Мало того, еще и с маршалом Победы — Георгием Жуковым.

Разрешение коллизии тем более интересно, что она не чистая ретроспекция. Она имеет отношение к сегодняшнему дню. История ликвидации бандитизма в послевоенной Одессе, возможно, имеет некоторое отношение к истории борьбы с коррупцией в России постсоветской. Как метод. Как принцип. Как идеология.

Теперь пусть меня убедит кто-нибудь, что «Ликвидация» в пору борьбы с коррупцией — чистая ретроспекция.

Рискну повториться только вот в чем: создателям сериала удалось сотворить не просто увлекательный художественный многосерийный фильм, но и новый миф с новым героем (в статусе-звании «легенда»), что вообще случается в кинематографе не часто, а в отечественном — в последнее время аналогичный пример и вспомнить не могу.

И вот в тот момент, когда всем ревнителям исторической точности надоело уличать авторов в накладках, ошибках, натяжках и прочих грехах (а случилось это с завершением сериала), на телеэкран выдается документальный фильм «Маршал Жуков против бандитов Одессы. Правда о «Ликвидации».

Из оного следует, что неправды в сериале гораздо больше, чем могли предположить самые ярые его недоброжелатели.

Почти все сплошь неправда. Подлинно достоверно только то, что Жуков в 1946-м проходил службу в Одессе, которая кишела ворами, грабителями и шулерами, а все остальное.

И маршал не воевал с бандитами. И бандиты ничего не замышляли против маршала. На экране воинские подразделения — это олицетворенный порядок, образцовая законность, надежная защита мирных граждан от уличной преступности, а в действительности сама армия была в какой-то степени криминализирована и нуждалась в жесткой чистке. Да и самому маршалу Победы приходилось думать, как отмыться от подозрений в незаконном обогащении трофейной добычей.

Авторы документального фильма и режиссер игрового сериала Сергей Урсуляк признаются, что так и не обнаружили ни одного документального подтверждения тому, что опальный Жуков придумал и санкционировал операции как по отлову уголовных авторитетов на гастрольном концерте Утесова, так и по отстрелу бандитов переодетыми в штатское контрразведчиками. И, разумеется, не нашлось в архивах какого-нибудь следа об операции, хотя бы отдаленно напоминающей ту, что в сериале была проведена маршалом по заманиванию уголовников в Одессу.

Не нашлось ни документов, подтверждающих достоверность славных антикриминальных подвигов Жукова, ни живых свидетелей того, что так оно и было. В народе ходило много слухов о нескольких покушениях на командующего округом, об обстрелах его машины, но ни один из водителей не смог вспомнить ничего подобного.

Народная молва тем не менее связала славное имя сталинского полководца с укрощением «многоголовой гидры криминала». И случилось это по одной простой причине: сам Жуков к тому времени был уже мифом. Причем — положительным. А это такой магнит, который притягивает к себе все хорошее в жизни. Так же, как отрицательный миф поневоле берет ответственность на себя за все скверное. Это закон природы человеческого общежития.

Так что авторы «Ликвидации», затевая свое предприятие, уже стояли на твердой и основательной почве допущений, вымыслов, домыслов, фантазий, преданий, легенд и апокрифов — словом, всех тех ингредиентов, из которых варится новый мифологический продукт.

Но Сергей Урсуляк не просто художественно и профессионально обработал и аранжировал продукт мифотворческой самодеятельности масс. Он его сильно переработал. Жуков в сериале — гроза бандитов, но не победитель их, не освободитель от них. Он всего лишь наместник Сталина. Он — прокуратор кесаря.

А победитель и освободитель легендарной Одессы-мамы — никому доселе (до сериала) не известный Давид Маркович Гоцман. Отныне именно он — наш национальный герой. А можно взять и выше — герой новорусской мифологии.

Фильм «Ликвидация»: что осталось за кадром

Ретротелефильм «Ликвидация» с Владимиром Машковым в роли одесского опера Давида Гоцмана стал одной из главных удач на поприще российских сериалов.

Критики ставят «Ликвидацию» в один ряд с «Место встречи изменить нельзя» и «Семнадцать мгновений весны», а зрители просто проголосовали за картину пультами. Так что же в «Ликвидации» есть такого, чего никому в новейшей отечественной ТВ-истории не удалось повторить?

Ну, во-первых, там есть Владимир Машков, и это главное. Среди актерских удач «Ликвидации» (щипач Фима — Сергей Маковецкий, маршал Жуков — Владимир Меньшов, шпион «Академик» — Михаил Пореченков, тетя Песя — Светлана Крючкова и др.) он все равно «намбер ван». А ведь изначально эту роль писали для актера совсем другой типажности — эдакого большого брутального мачо, желательно лысого.

«МАШКОВ — БЕЛОСНЕЖКА, А НЕ КРУТОЙ МАЧО»

— История с выбором актера на роль Гоцмана стоит отдельного фильма, — рассказывает режиссер картины Сергей Урсуляк. — Алексей Поярков (сценарист) писал о большом, лысом мужике. Не очень обаятельном, таком биндюжнике. Я честно искал артиста в соответствии с внешним портретом, предложенным автором. Круг актеров такой фактуры весьма ограничен. Типаж Александра Балуева, к примеру. Продюсеры терпеливо относились к моим поискам, но осторожно так, мягко намекали: а может быть, Машкова попробовать? Я решил проверить. Пришел домой и говорю Лике (жена Урсуляка, актриса Лика Нифонтова. — Ред.): представляешь, Машкова мне предлагают на главную роль! Лика сразу стала меня лучше кормить. Своей группе сказал — увидел вдруг радостные лица. И тут я испугался, что Машков откажется. Живет он в Лос-Анджелесе, у него контракты с Голливудом, эдакий «властелин с горы». Послали ему сценарий, Володя прочитал, и. семь месяцев съемок я каждый день радовался, что именно он играет Гоцмана. То, что его воспринимают как секс-символ, мне кажется ошибкой. Он тонкой и ранимой органики человек, с особой энергетикой. И невероятной нежности и доброты. Он — Белоснежка, а вовсе не крутой мачо.

Однако для того, чтобы добиться такого впечатляющего успеха, Машкову тоже пришлось потрудиться. Он почти безвылазно прожил в Одессе целый год. Постригся под «полубокс», принципиально не вылезал из пиджаков и галифе по послевоенной моде. Еще, по слухам, актер похудел для этой роли на 20 кг и почти все трюковые сцены в фильме исполнял сам. Был, по словам Светланы Крючковой, «не Володей Машковым, а Гоцманом. Ходил всюду, плевал свои семечки и был абсолютно счастлив».

Машков много общался и с ветеранами одесской милиции, и с «авторитетами» воровского мира. Один из «кидал», когда-то зарабатывавший деньги в игорных притонах, обучал актера «финтам» при игре в карты. Но для него в принципе все это было не внове — помог аналогичный опыт в картине «Вор», да и собственные воспоминания. Владимир никогда не скрывал, что в Новосибирске у него была довольно-таки криминальная юность, уличные драки до первой крови. И поступать в театральный он приехал не только с жутким говором, но и с поддельной золотой фиксой на переднем зубе.

Прославленному одесскому жаргону актеров обучали как местные лингвисты, так и аборигены. Машков рассказывал, что когда они с оператором картины Михаилом Сусловым ходили по городу, высматривая «натуру» для съемок, то зашли в один двор на Молдованке. Тут же вышла пожилая одесситка: «Да бросьте этой ерундой заниматься — идемте лучше покушать». Ей объясняют, что это для кино, из Москвы снимать приехали. И тогда она говорит: «Так вы тудой-сюдой. Ну, я сейчас на вынос вам что-то сделаю». Фраза целиком вошла в картину.

Полуофициальным консультантом группы «по Одессе» был и актер Леонид Заславский, который вырос в этом городе. Захаживая на съемочную площадку, он обогащал диалоги колоритными фразочками вроде: «Не тяните кота за все подробности», — или же: «Дел до гланд». В интервью Владимиру Познеру Машков признался, что еще долго «гэкал» и «шокал» после «Ликвидации». В другой раз актер поведал, что до того вжился в Одессу, что даже местные «криминальные элементы» принимали его за своего.

— Моей задачей было каким-то образом раствориться в Одессе. Чтобы где-нибудь в районе Молдаванки меня не отличали от местных жителей, — рассказывает Машков. — Помню, рано утречком я стоял возле вагончиков нашей съемочной группы, и тут подбегает костюмер с криками: «Украли! Украли!». «Что украли?» — переспросил я. «Да утюг!» — ответил он мне. Ну я подхожу к вагончику, смотрю — гладильная доска стоит. Успокаиваю его: «Да ничего, доска есть, сейчас откроется что-нибудь, купим утюг». И пошел погулять чуть дальше. Смотрю — мужичок идет, пошатываясь, прямиком в вагончик и вытаскивает доску. Я ему: «Мужик, ты что делаешь?» — а он отвечает: «Слышь, я тут утюг взял, смотрю — еще и доска есть. » И даже попросил помочь ему ее дотащить.

КТО ПРОТОТИП ГОЦМАНА?

. А началось все в 2004 году, когда режиссеру и продюсеру Олегу Компасову попалась в руки книга «Бандитская Одесса» Виктора Файтельберг-Бланка. Документальный трехтомник на основе архивных документов из Одесского уголовного розыска увлекал почище вымышленного «криминального чтива». Там была шикарная история о том, как попавший в опалу у Сталина Георгий Константинович Жуков был «сослан» командовать Одесским военным округом. Приехав, маршал Победы обнаружил в Одессе-маме разгул послевоенного бандитизма, а в молдавских горах — россыпь «лесных братьев». Жуков решил это дело прекратить. Под его руководством была разработана операция «Карнавал», в которой участвовали самые опытные офицеры, как мужчины, так и женщины. Кроме того, сценарист «Ликвидации» Алексей Поярков консультировался с ветеранами НКВД и очевидцами тех событий. Отыскали даже секретаршу Жукова. Для полноты ощущений Поярков прожил в Одессе восемь месяцев — ездил в трамваях, стоял в очередях. В итоге вышел такой сценарий, что.

Читайте так же:  Запись в трудовой книжке при увольнении по срочному договору

— Помню, мне в руки попали первые девять серий — читал не отрываясь!» — вспоминает исполнитель роли Жукова Владимир Меньшов. — И так мне было обидно, что еще в девятой серии не было понятно, кто же там главный предатель, главный негодяй. Я тут же начал звонить режиссеру и говорить: «Послушай, мне не прислали последние серии. кто же там злодей?! Не говори, я прочту».

После выхода и успеха «Ликвидации» в 2007 году много было разговоров о прототипе Давида Марковича Гоцмана. Чаще других называли Давида Михайловича Курлянда по прозвищу Одесский волкодав — заместителя начальника Одесского УГРО в те годы. Сын Давида Михайловича Анатолий даже выступил в прессе с «опровержением» — сценарий передрали с дневников отца, а его образ полностью исказили. Кстати, реальный Одесский волкодав вышел на пенсию в 63 года в должности заместителя начальника управления МВД Украины в Одесской области, был награжден орденом Красной звезды и скончался в 1993-м.

— Огромное количество сейчас появилось «прототипов образа Гоцмана», — говорит Урсуляк. — А у нас это образ собирательный. Достаточно абстрактный. Нам скорее был важен одессит вообще, а не конкретный человек. Ничего большего за этим нет. Если так рассуждать, то завтра появится прототип сына Гоцмана, мы найдем в Израиле Нору, которая эмигрировала в 1970-е годы.

Среди прототипов Гоцмана «числится» и Виктор Павлов, возглавлявший отдел по борьбе с бандитизмом УНКВД Одесской области. Схожая с показанной в фильме история произошла с ним после Великой Отечественной в Ингушетии. Павлову удалось обезвредить главаря терроризировавших местное население бандитов — им оказался блондин высокого роста по кличке Батя, умеющий виртуозно водить автомобиль, судимый еще до войны и приговоренный к высшей мере наказания. В его банде были дезертиры, бывшие полицаи. Оружие приобретали еще у немцев. Воевали не против «наших» за немцев, а против всех за «красивую жизнь» (герой Пореченкова говорил то же самое). Были и другие «гоцманы»: Артем Кузьменко, заместитель начальника Управления НКВД по Одесской области, оперативник Франк, сотрудник специального отряда по борьбе с бандитизмом Янкель Шлемович Флиг. Кстати, отчество «Маркович» было у Артема Кузьменко. Однако по ухваткам и умению разговаривать с бандитами, как говорят, Гоцман больше похоже на Франка.

ОДЕССА-МАМА

Обаяние Одессы и прославленный юмор ее обитателей стали полноправными соавторами картины. Съемки проходили в реальных жилых квартирах и подъездах, где с послевоенных времен мало что изменилось. Маскировали только решетки на окнах первых этажей, а газовые трубы прятали за дикий виноград.

— Снимали мы в центре Молдаванки, в настоящем одесском дворике на Колонтаевской, 24, — рассказывает Светлана Крючкова. — Не верьте тому, кто говорит, что старой Одессы уже нет. Она есть, была и будет всегда, пока жив хоть один последний одессит! Вы только представьте: маленький старый дворик на десяток семей, никто на ночь дверь не запирает, а ставят в дверной проем палочку под углом 45 градусов, чтобы был доступ воздуха, ну и крыса чтобы не пробежала. Жара неимоверная, и никаких кондиционеров!

Съемочная группа по-своему отблагодарила гостеприимных одесситов. В одном из двориков на Молдаванке благодаря фильму появились деревянные ворота. «Я такая радая!» — сказала по этому поводу местная жительница баба Люда. И это тут же вошло в фильм. «Давид Маркович, я такая радая!» — восклицает тетя Песя.

Кроме дворов Молдованки в «Ликвидации» в роли местожительства Норы «снялся» еще один прославленный одесский уголок — «двор Ирода Великого». Двор получил такое название потому, что в нем до революции располагался бордель, в котором действовал подпольный абортарий. Сегодня по местам съемок «Ликвидации» водят экскурсии, а двор, где жил Давид Гоцман со своими колоритными соседями, стал местом паломничества. И лестница, по которой ходили тетя Песя и Эммик, и окна квартиры Давида Марковича, дерево, где крепился умывальник, крылечко вора в законе дяди Ешту — все это не менее узнаваемо, чем Потемкинская лестница, прославленная Эйзенштейном.

НЕ УБИЛИ ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ?

Давид Гоцман был не единственным образом, который менялся в процессе съемок. Эммик, которого сыграл шарообразный Александр Семчев, вначале виделся режиссеру как «маленький, худенький, такой шлемазл». Фима (Сергей Маковецкий) «прожил» дольше на две серии — по сценарию его за стукачество должны были порешить гораздо раньше. Значительно расширилась роль тети Песи, а ведь вначале ее вообще думали убрать из фильма. Когда на пробах на Светлану Крючкову надели парик, широкую юбку с фартуком и обули в сандалии, ее не узнал даже младший сын. А когда режиссер услышал ее «сыночка», «бруки» и «полотенечко», то понял, что тетя Песя есть. До последнего не было ясно, каким будет финал картины. Отсняли несколько вариантов. В одном из них Гоцман умирал. В этом финале должен был погибнуть еще и злополучный Эммик. Но в итоге решено было оставить их в живых. Вследствие чего, возможно, у продюсеров появилась идея снять «Ликвидацию-2», пока не нашедшая воплощения.

ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ АНДРЕЯ КРАСКО

Наверное, уже не все помнят, но именно на съемках «Ликвидации» ушел из жизни замечательный питерский актер Андрей Краско. Он скончался от сердечной недостаточности 4 июля 2006 года во время ночной смены. Краско играл роль Фимы до Маковецкого, с ним успели отснять несколько сцен.

— Приглашая Андрея, у нас с ним была договоренность, что вредные привычки он оставляет за бортом, — пояснял Сергей Урсуляк. — Грубо говоря, он не должен был пить. Мы с ним железно договорились, и Краско сдерживал слово достаточно длительное время. Его съемки были разбиты на периоды — три дня, через месяц еще три дня. Но на второй блок съемок Краско приехал уже, видимо, «развязавшимся». В этом состоянии он не снимался — я отменял съемки. Но в какой-то момент ему стало плохо с сердцем, и Андрея просто не успели довезти до больницы. Такое вот стечение обстоятельств, никакой особой подоплеки не было. Скорая долго не хотела ехать, долго не хотели верить, что это был именно он, у Андрея не было украинского страхового полиса. Да, это было. Но основная беда в том, что многие наши актеры себя просто не берегут.

ОН ЖЕ ПАМЯТНИК!

Кроме приза «ТЭФИ»-2008 и «Золотого орла» за роль в телефильме «Ликвидация» Владимир Машков также получил «Золотого дюка» и грамоту МВД Украины, стал Почетным гражданином Одессы и Почетным работником МВД Украины. Через год после выхода фильма возле здания милиции установили бронзовую скульптуру в честь милиционеров послевоенного времени. Одесситы тут же прозвали монумент, окруженный бронзовыми голубями, памятником Гоцману. С тех пор здесь всегда полно туристов: фотографируются, трут сумку — чтобы удача в работе сопутствовала. Правда, через несколько месяцев после открытия памятника одного бронзового голубя украли.

ЛЯПЫ ИЛИ АНАХРОНИЗМЫ?

Многие ревнители достоверности и в «Ликвидации» нашли, к чему придраться. На какие-то неточности авторы фильма пошли сознательно. Например, на упоминание фильма «Подвиг разведчика», который был снят в 1947 году, то есть на год позже времени действия сериала. Первоначально планировалось включить в сериал отрывок из «Осады», но Сергей Урсуляк решил, что этот фильм большинство современных зрителей не смотрели, и с ним не будет никаких ассоциаций. В кадре присутствует афиша еще одной кинопремьеры 1947 года — фильма «Весна». На столе лежит коробка с фильмом «Полосатый рейс», который был снят значительно позже — в 1961 году. Также намеренным анахронизмом является исполняемая Утесовым на концерте песня «У Черного моря», которая в действительности была написана в 1951 году.

И ЕЩЕ:

Жукова перевели в Одессу в июне 1946 года, а СМЕРШ был упразднен в мае того же года. Тем не менее СМЕРШ неоднократно упоминается в фильме как действующее подразделение МГБ.

Массового ареста «воров в законе» на концерте Леонида Утесова, а тем более их фальшивого расстрела, в реальности не было. Пойманных бандитских вожаков расстреляли в катакомбах.

Манера ходить с двумя пистолетами не была присуща работникам советского уголовного розыска. Начальники уголовного розыска не ходили по городу с гранатой в кармане. Вообще, эта должность была скорее кабинетной.

В сериале не заперты ворота зданий, посторонние люди приходят в любой двор ночью. На деле ворота после войны закрывались после 22.00 лично дворником, у которого были ключи.

В фильме Жуков снимает с должности начальника Управления военной контрразведки и заменяет его другим человеком. В реальности же начальник УВК в 1946 году входил в структуру МГБ и Жукову не подчинялся.

ОН ЖЕ ПАМЯТНИК!

Кроме приза «ТЭФИ»-2008 и «Золотого орла» за роль в телефильме «Ликвидация» Владимир Машков также получил «Золотого дюка» и грамоту МВД Украины, стал Почетным гражданином Одессы и Почетным работником МВД Украины. Через год после выхода фильма возле здания милиции установили бронзовую скульптуру в честь милиционеров послевоенного времени. Одесситы тут же прозвали монумент, окруженный бронзовыми голубями, памятником Гоцману. С тех пор здесь всегда полно туристов: фотографируются, трут сумку — чтобы удача в работе сопутствовала. Правда, через несколько месяцев после открытия памятника одного бронзового голубя украли.

ПЕРЛЫ «ЛИКВИДАЦИИ»

— Дава, а шо Ада Изральевна?
— Умерла, еще до войны.
— До войны? А я собралась к ней в гости пойти.
— Так уже не спешите.

— Фима, закрой рот с той стороны, дай доктору спокойно сделать себе мнение.

— И будешь учить Уголовный кодекс от заглавной буквы «У» до тиража и типографии!

— Не делай мне нервы, их есть еще где испортить.

— Всем три шага назад и дышать носом.

— Картина маслом. Все свободны.

— Вот уважаем вас, но тьфу вам под ноги за ваше каменное сердце!

— Эмиль Гершевич?
— Почти! Давид Маркович.

— Всем сидеть! Я Гоцман.

— Ты вгоняешь маму в гроб и даже глубже!